Уполномоченному по правам человека

Уполномоченному по правам человека

Родственники, казаки, правозащитники и иные борцы за справедливость

На главную

Уважаемая, Ирина Александровна! Обратиться к вам, нас вынуждает бездействие должностных лиц, которые по тем или иным причинам покрывают правовой беспредел, который на протяжении 1,5 лет происходит в отношении Виталия Миненко.

 

В начале апреля 2017 года, неизвестные вооруженные люди, выманили Виталия Миненко из квартиры, в которой он проживал вместе с женой и 5-ти летней дочерью(в г.Пунта-Кана, Доминиканская Республика), после чего избили и увезли в неизвестном направлении. Кто были эти люди, неизвестно до сих пор. 7 апреля 2017 года, эти же люди, привезли Виталия Миненко к трапу самолета, который следовал на Кубу и в салоне самолета передали другим двум гражданским лицам. Таким образом, гражданина Доминиканской Республики, без суда, без каких-либо документов, в прямом смысле слова похитили и незаконно вывезли из Доминиканской Республики на Кубу, а затем отправили в Россию, где заточили в следственную тюрьму г.Ростова-на-Дону.

 

Виталий Миненко, провел в незаконном заключении в Ростовской тюрьме уже более 1,5 лет. Только после того, как на данное дело обратила внимание общественность, следователь, на которого оказывало давление его руководство, решил отменить уголовное преследование Виталия по статье 229.1.

 

При этом районная прокуратура закрывает глаза, на то, что она поддерживает обвинение по сфабрикованному обвинительному заключению, которое де факто было скопировано из дела Паранюк Ю.М., для обвинения Миненко Виталия по статье 229.1(контрабанда) УК РФ, но по этой статье обвинение было снято в виду того, что Миненко имеет 100% алиби и о чем имеется соответствующее решение.

 

Однако следователь первоначальное обвинительное заключение не переписал(удалил упоминание статьи 229.1, но при этом не изменил суть и основу обвинительного заключения по прежнему составляет контрабанда) и передал его в районную прокуратуру, в которой уже без строго надзора областной прокуратуры, данное сфабрикованное обвинительное заключение было поддержано должностными лицами.

 

О том, что уголовное дело и обвинительное заключение против Виталия Миненко сфабриковано, говорит само содержание как материалов уголовного дела, так и абсурдность обвинительного заключения.

 

Поясним.

 

Преступление предусмотренное ст.28 УК РФ, является оконченным с момента подготовки и перемещения через границу наркотиков. Следовательно необходимо доказать объективную сторону преступления с момента подготовки и перемещения наркотиков через границу. Однако объективная сторона не доказана. Основную характеристику преступного действия представляет способ совершения преступления, то есть совокупность определенных приемов, используемых при реализации этих средств это:

 

1.    Четкое определение роли в совершении группового преступления. Хотя в обвинительном заключении упоминается факт распределения роли, однако она не конкретизирована для Миненко, не указаны время, место совершения преступления - где в это время находился Миненко, являлся ли он организатором пособником соучастником, исполнителем, выезжал ли он с Доминиканы в Китай, если да, то каким способом общался с другими неустановленными лицами и(нет запроса о перемещении Миненко в Китай и обратно и когда), какие денежные средства тратились и прочие, отсутствуют сведения о фактических обстоятельствах совершения преступления с момента перемещения наркотиков, отсутствует полное установление фактических обстоятельств (в самом обвинительном заключение указано "при неустановленных следствием обстоятельствах "- чем сами же следователи опровергают доказательства объективной стороны преступления) в совершении преступлении, а это есть необходимое условие правильных квалификаций. С учетом этого нарушены требования пункта 3 ст. 220 УПК РФ(обвинительное заключение) - то есть не указаны место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели и другие обстоятельства имеющие значения для данного уголовного дела.

 

2.    Доказательная база полностью отсутствует

a.    Миненко категорически отказывается от совершения преступления (не пересекал, не общался, не переправлял, с Паранюк не общался, переписка - подстава)

b.    Паранюк не подтверждает факт преступления Миненко, сославшись на статью 51

c.    Переписка в интернете процессуально не оформлена. Если в переписке имеется место договоренности, оговариваются детали - они бы должны подтверждены совокупностью других доказательств, которых нет - иначе это намерение, которое доказательством не является. Все доказательства в обвинительном заключении основаны на показаниях Паранюк, который был уличен и осужден в получении наркотиков почтовыми посылками. Следствие пользовалось только оперативными данными при полном отсутствии следственных доказательств.

 

По данному обвинительному заключению, невозможно судить. Но неформальная коалиция прокурора и судьи Ковалева, способствуют обвинительному уклону по сфабрикованному делу в отношении Виталия Миненко, что нарушает его право на защиту.

 

Тому уже есть масса фактов и доказательств.

 

В ходе судебного заседания, судья Ковалев, объявляет перерыв и уединяется в своем кабинете вместе с прокурором, чтобы отдохнуть, что может быть общего у судьи и гособвинителя, когда каждая из сторон должна быть независимой. В ходе судебного заседания, прокурор под абсурдным предлогом просит отклонить участие в процессе общественного защитника(не смотря, на то, что цель его участия доступно и четко аргументирована, закон разрешает участие 1-го общественного защитника наравне с профессиональными адвокатами) и его позицию судья поддерживает безоговорочно(уже 4 раза подряд). Видеосъемку заседания судья Ковалев также запретил, что косвенно свидетельствует о том, что судья Ковалев боится того, что чинимый им правовой произвол может оказаться в интернете с видео-доказательством. В процессе допроса свидетелей, судья лично задает такие вопросы и даже подсказывает ответы, которые формируют мнение свидетеля удобное обвинению.

 

Судьей Ковалевым, в последнем судебном заседании было нарушено право Виталия Миненко на защиту.

 

Об этом подробно.

 

Адвокатом было сделано заявление, о том, что 5 сентября 2018 года он подал в канцелярию суда ходатайство об ознакомлении со всеми вещественными доказательствами и 8-м томом уголовного дела. Данное ходатайство адресовано судье Ковалеву. Напомним, что главной функцией канцелярии суда является: правильное и своевременное оформление входящей и исходящей корреспонденции. Ходатайство было принято и зарегистрировано, о чем имеется соответствующая отметка.


В установленном порядке, после подачи ходатайства, оно должно было быть удовлетворено или мотивированно отклонено в ближайшее судебное заседание, но 18 сентября 2018 года (почти через 2 недели после регистрации ходатайства в канцелярии суда) этого не произошло. В связи с чем, на заседании 9 октября 2018 адвокат дважды заявил о поданном(более месяца назад) ходатайстве судье Ковалеву.

Судья Ковалев дважды отказал в возможности ознакомиться с вещественными доказательствами, мотивируя свое решение следующим образом:

 

В первый раз: "Адвокат обратился через канцелярию суда к судье, а не напрямую в аппарат судьи Ковалева".

 

Даже не юристу понятно, что канцелярия суда для того и существует, что бы правильно и своевременно оформлять входящую и исходящую корреспонденцию в адрес суда и судей в частности. Со слов судьи Ковалева, следует, что судья признает, тот факт, что он не рассматривает корреспонденцию поступившую в его аппарат из канцелярии суда и поэтому в праве отклонить ходатайство, которое он фактически проигнорировал в обход установленного порядка и что является недопустимым.

 

Во второй раз: "Адвокат не может знакомиться отдельно с вещественными доказательствами, может иметь место только исследование вещественных доказательств в судебном заседании".

 Аудио запись напоминания о подачи ходатайства и его отклонение судьей.

http://freevitalyminenko.com/data/audio/01_09102018.mp3

Это свидетельствует о том, что судебное разбирательство осуществляется с обвинительным уклоном, что противоречит существующему законодательству:


1.    В такой ситуации ограничивается состязательность сторон. Сторона обвинения формировала данные вещественные доказательства, знает о них все(как выглядят, в чем та или иная особенность и так далее), а сторона защиты ограничивается в данном праве, так как адвокату, для того, чтобы о чем-то говорить по существу, надо самостоятельно ознакомиться с вещественными доказательствами, удостовериться в том, соответствует ли их осмотр, сделанный ранее следователем, фактическому описанию вещественного доказательства, не добавил ли следователь чего-либо от себя, или не утаил ли какие-либо важные нюансы говорящие о невиновности подзащитного.

 

2.    Ограничивается право стороны защиты на исследование иных доказательств, в частности речь идет о допросах свидетелей (понятых, участников следственных действий). Адвокат не может выяснять те или иные обстоятельства по делу, если он предварительно не имел предоставленной судьей возможности, скрупулезно изучить вещественные доказательства.

 

Прокурор и судья Ковалев - работают в условиях неформального сотрудничества, не оставляя невиновному человеку шанса на оправдательный приговор.

 

Так же обращаем ваше внимание, что ваш ответ с поручением в адрес прокурора Гладышева Р.Е., данный нам 6 сентября 2018 года, так же не нашел никакого отклика. Простыми словами, на ваше поручение никто и никак не отреагировал. Сегодня 17 октября 2018 года, по закону, на ответ дается 30 дней.

Нас это не удивляет, поскольку именно должностными лицами данной прокуратуры было одобрено сфабрикованное из чужого дела обвинительное заключение, а также потому, что ранее следователь уже прямо заявлял, что он сам пишет отписки на наши обращения, от имени должностных лиц, кому они адресованы. Сплошное лицемерие, коррупция и правовой беспредел.


От имени близких родственников, казаков, правозащитники и иных борцов за справедливость, обращаемся к вам Ирина Александровна, с просьбой оказать помощь в прекращении правового беспредела и незаконного уголовного преследования, в отношении Виталия Миненко.