Шаг на встречу свободе

Шаг на встречу свободе

Родственники, казаки, правозащитники и иные борцы за справедливость

На главную

26 марта 2019 года состоялось очередное и вероятно последнее судебное заседание по сфабрикованному в отношении Миненко Виталия уголовному делу.


Стороне защиты было предоставлено слово в прениях. Защитник Виталия, более 30 минут без бумаги, аргументировано доносил позицию защиты до суда, а после перешел к перечеслению нарушений УПК РФ, с указанием фактов нарушений, а также с невозможностью использования стороной обвинения большей части доказательств, на которую ссылался следователь, при фальсификации данного сфабрикованного дела и его обвинительного заключения.


После адвоката, слово в прениях взял сам Виталий, который не скрывая возмущения от несправедливости, которая происходит в отношении него на протяжении 2-х лет, просто и по существу, своими словами объяснил, в чем заключается несостоятельность стороны обвинения, а также высказал свое недоверие к происходящему в суде союзу между прокурором Третьяковым и судьей Ковалевым. Поскольку Ковалев, как мы все знаем, весь суд был на позиции второго прокурора и фактически "тащил" это дело за Третьякова.


Однако аргументированная сторона защиты, не оставила Ковалеву ни малейшей возможности для вынесения несправедливого обвинительного приговора, в замен предоставив доказательства невиновности Виталия и несостоятельности оговора Паранюк, что дает судье Ковалеву хорошую возможность, вынести именно справедливый оправдательный приговор, к тому же такой необходимый в его собственной практике.


Давайте послушаем сторону защиты:

http://freevitalyminenko.com/data/audio/sud_23.mp3

От реплик(возражений против аргументов стороны защиты) прокурор отказался, оно и понятно, когда нечего сказать против взвешенной и более сильной позицией стороны защиты, лучше промолчать:

http://freevitalyminenko.com/data/audio/55_00002019.mp3

Напомним, что выступление в прениях прокурора, потерпело фиаско. Адвокат Виталия, в прошлом заседании не получил возможности прокомментировать абсурдность позиции обвинения, судья сослался на то, что нет времени. Поэтому прокомментировал ложь прокурора в ходе своего выступления, указав прокурору на то, что Миненко никогда ни при каких обстоятельства не указывал и не заявлял, что он когда-либо обсуждал что-то с Паранюк, как на то ссылался Прокурор в своем выступлении.

Ниже приводим нарушения УПК РФ, которые изучением материалов дела были обнаружены(есть на записи, но все же предоставим в печатном виде, для удобства) и многократно доведены до суда и прокурора, как на этапе судебного разбирательства, так и в прениях.


При производстве по уголовному делу допущены следующие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые препятствуют вынесению обвинительного приговора. 

        1. В уголовном деле отсутствуют вещественные доказательства, в первую очередь, наркотические средства.        

        Частью 1 статьи 240 УПК РФ предусмотрено, что в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

         Частью 3 статьи 240 УПК РФ предусмотрено, что приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

        Миненко В.А. обвиняется в покушении на незаконный оборот наркотических средств.

        Между тем, никаких наркотических средств в качестве доказательств к уголовному делу не приобщено и в судебном заседании не исследовано.

Согласно обвинительного заключения в деле имелись вещественные доказательства:

- четыре пакета с наркотическим средством, значащиеся изъятыми 18.08.2015 в ходе досмотра автомобиля Паранюка Ю.М.;

- наркотическое средство, находившееся в международном почтовом отправлении № CP289932099CN;

- наркотическое средство, находившееся в почтовом отправлении, изъятом 19.08.2015 в ходе выемки у Слепцова А.В.;

- наркотическое средство, находившееся в почтовом отправлении, изъятом в ходе выемки 01.09.2015 у Калюжной В.А.;

- наркотическое средство, находившееся в потовом отправлении, изъятом 08.09.2015 в ходе выемки у Слепцова А.В.

Сторона защиты неоднократно заявляла суду ходатайства об ознакомлении с перечисленными вещественными доказательствами, однако, как было установлено в ходе судебного разбирательства, данные вещественные доказательства в материалах уголовного дела отсутствуют и, вместе с делом в суд не поступали.

        В силу положений частей 1 и 3 статьи 240 УПК РФ отсутствуют правовые основания для вывода суда о покушении Миненко В.А. на незаконный оборот тех предметов, которые судом и участниками процесса не обозревались и не исследовались.

         Помимо наркотических средств отсутствуют в деле и другие вещественные доказательства, которые также не были осмотрены в судебном заседании, в том числе, планшетный компьютер «Самсунг», изъятый 18.08.2015 в ходе досмотра автомобиля Паранюка Ю.М., якобы содержащий переписку в программе «Vipole», переписку и звонки с использованием программы «Скайп».  

        Отсутствие указанных вещественных доказательств, в частности, наркотических средств, ввиду требований закона о непосредственном исследовании судом вещественных доказательств, не позволяет вынести обвинительный приговор Миненко В.А. в покушении на незаконный оборот наркотических средств.

        

        2. Нарушения уголовно-процессуального закона при расследовании уголовного дела № 2015868343 и возбуждении уголовных дел № 2015868439, № 2015868440, № 2015868487.

        1.1. Уголовное дело в отношении Миненко В.А. выделено 03.08.2016 в отдельное производство из уголовного дела № 2015868343, возбужденного 18.08.2015.

        01.12.2015 на основании постановления о соединении уголовных дел (т. 1 л.д. 84) в одном производстве были соединены уголовные дела № 2015868343, № 2015868439, № 2015868440, № 2015868487. 

        Уголовное дело № 2015868439 было возбуждено 07.09.2015 (т. 2 л.д. 1-2) по факту изъятия у Слепцова А.В. наркотического средства. Рапорт об обнаружении признаков данного преступления зарегистрирован 20.08.2015.

        Однако, с момента регистрации сообщения о преступлении 20.08.2015 и до возбуждения уголовного дела 07.09.2015 срок проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 144 УПК РФ, не продлевался, и истек 23.08.2015.

        Таким образом, постановление о возбуждении уголовного дела вынесено в нарушение требований статей 144-145 УПК РФ по истечении срока проверки сообщения о преступлении, то есть незаконно.


        1.2. Аналогичные нарушения допущены при возбуждении 07.09.2015 уголовного дела № 2015868440 по факту изъятия наркотического средства у Калюжной В.А. 

        Рапорт об обнаружении признаков указанного преступления был зарегистрирован 03.09.2015.

        Срок проверки сообщения об указанном преступлении не продлевался и истек 06.09.2015, уголовное дело возбуждено 07.09.2015 - после истечении срока проверки.

 

        1.3. То же самое нарушение допущено при возбуждении 19.09.2015 уголовного дела № 2015868487 в связи с изъятием наркотического средства у Слепцова А.В.

        Рапорт об обнаружении признаков данного преступления был зарегистрирован 09.09.2015.

        Срок проверки сообщения об указанном преступлении не продлевался и истек 12.09.2015, уголовное дело возбуждено только 19.09.2015.

                 

        1.4. Уголовное дело № 2015868343 было принято к производству 02.02.2016 следователем следственной службы управления ФСКН России по Ростовской области Сагировой Н.С.

        В дальнейшем, в мае - августе 2016 года, следственные действия по делу № 2015868343 производил следователь СЧ ГСУ МВД России по Ростовской области Волобуев Р.В., позднее, с августа 2016 года, - следователь СЧ ГСУ МВД России по Ростовской области Сагирова Н.С., которая 03.08.2016 выделила из дела № 2015868343 уголовное дело в отношении Миненко В.А.

        Между тем, в уголовном деле № 2015868343 отсутствуют какие-либо процессуальные документы о передаче данного дела из одного следственного органа - УФСКН по Ростовской области для дальнейшего расследования в другой следственный орган - ГСУ ГУ МВД России по Ростовской области.

        В нарушение требований, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, отсутствуют постановления:

        -о поручении производства предварительного следствия следователю СЧ ГСУ МВД России по Ростовской области Волобуеву Р.В.;

        -об изъятии уголовного дела из производства следователя Волобуева Р.В. и его передаче для расследования следователю Сагировой Н.С.

        В нарушение положений ч. 2 ст. 156 УПК РФ нет в деле и постановлений о принятии следователями Волобуевым Р.В. и Сагировой Н.С. (после следователя Волобуева Р.В.) уголовного дела к своему производству.

        Производство предварительного следствия в отсутствие поручения руководителя следственного органа и без принятия уголовного дела к производству следователем признается судебной практикой как грубое нарушение требований УПК РФ, влекущее незаконность проведенного расследования.

 

        3. Допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона при задержания Миненко В.А., исчисления даты и времени задержания, экстрадиции (выдаче) Миненко В.А. Российской Федерации.

       Согласно имеющейся в материалах уголовного дела справке начальника отделения НЦБ Интерпола по Ростовской области от 10.04.2017, Миненко В.А. 05.04.2017 был задержан в Доминиканской Республике и 08.04.2017 доставлен в Российскую Федерацию.

       В соответствии с частями 1 и 3 статьи 460 УПК РФ выдача Российской Федерации иностранными государствами лиц для уголовного преследования осуществляется на основании письменного запроса Генеральной прокуроры Российской Федерации, который отсутствует в данном уголовном деле.

        Из приобщенного к делу ответа заместителя начальника управления экстрадиции Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 19.12.2018 исх. № 81/3-361-16 следует, что Генеральной прокуратурой РФ в 2015-2017 годах в компетентные органы Доминиканской Республики запрос о выдаче Миненко В.А. не направлялся. Какие-либо документы, вынесенные компетентными органами Доминиканской Республики в отношении Миненко В.А., в Генеральную прокуратуру РФ не поступали.   

       Тем самым доставление Миненко В.А. из Доминиканской Республики в Российскую Федерацию производилось в обход процедуры, предусмотренной ст. 460 УПК РФ. 

       В материалах дела отсутствуют протокол либо иные процессуальные документы о задержании Миненко В.А. на территории Доминиканской Республики, документы о заключении Миненко В.А. под стражу на территории данного государства, его доставлении (перевозке) в Российскую Федерации.

       Таким образом, факт и законность задержания, как и дата, время задержания Миненко В.А. (фактического лишения свободы) в уголовном деле не подтверждены допустимыми и достоверными доказательствами (документами), отсутствуют документы о выдаче (экстрадиции) Миненко В.А.

        Исходя из содержания статей 306 и 308 УПК РФ, суду по каждому делу надлежит устанавливать время фактического задержания лица и его заключения под стражу. 

       Как указал Верховный Суд Российской Федерации, время задержания подлежит установлению судом и указанию в приговоре (Кассационное определение Верховного Суда РФ от 09.03.2005 № 41-О05-10сп).

       Отсутствие в уголовном деле надлежащих и допустимых документов о задержании и экстрадиции (выдаче) Миненко В.А. исключает возможность постановления судом законного приговора.

                         

        4. В материалах уголовного дела содержаться нечитаемые процессуальные документы:

        -постановление о возбуждении уголовного дела № 2015868439 (т. 2 л.д. 1-2);

        -рапорт об обнаружении признаков преступления (т. 2 л.д. 7);

        -протокол допроса подозреваемого Паранюка Ю.М. от 19.08.2015 (т. 2 л.д. 8);

        -постановление о назначении судебной компьютерно - технической экспертизы (т. 3 л.д. 1-2);

        -фототаблица к протоколу осмотра планшета, изъятого у Паранюка Ю.М., (т. 3 л.д. 156).

        Кроме того, к материалам уголовного дела приобщены результаты оперативно-розыскной деятельности (том № 1 листы дела № 106 - 111), полученные на основании постановления от 17.03.2015 № 18-19/19 в виде документов, текст которых выполнен предположительно на английском языке, а также на другом неизвестном иностранном языке в виде иероглифов.

        Нечитаемость документов и отсутствие их перевода на русский язык (язык судопроизводства) нарушает требования ч. 1 ст. 18 УПК РФ, а также право подсудимого Миненко В.А. на защиту.

 

Помимо нарушений общего характера, при производстве по уголовному делу допущены нарушения законности и при получении доказательств стороной обвинения.

1. Доказательствами стороны обвинения являются оглашенные в судебном заседании показания свидетелей Треповой Е.В., Треповой Е.Н., Коновалова Е.П., Хачатрян М.Г. и Хачатрян А.О.

Допросы свидетелей Коновалова Е.П., Треповой Е.В. и Треповой Е.Н. были произведены 07.04.2016 в ходе предварительного следствия оперуполномоченным Владивостокской таможни Корнеевым И.А.

Допросы свидетелей Хачатрян М.Г. и Хачатрян А.О. произведены 05.04.2016 в ходе предварительного следствия дознавателем Ростовской таможни Витик В.В.

Настоящее уголовное дело, расследовавшееся в отношении Миненко В.А., находилось в марте-апреле 2016 года в производстве следователя УФСКН по Ростовской области Сагировой Н.С.

Оперуполномоченный Владивостокской таможни Корнеев И.А. и дознаватель Ростовской таможни Витик В.В. уголовное дело к своему производству никогда не принимали и в состав следственной группы по его расследованию не входили. Письменные поручения на допрос свидетелей Коновалова Е.П., Треповой Е.В., Треповой Е.Н., Хачатрян М.Г. и Хачатрян А.О. в материалах уголовного дела отсутствуют.

Тем самым показания свидетелей Коновалова Е.П. (том 4 листы дела 119 - 122), Треповой Е.В. (т. 4 л.д. 123 - 126), Треповой Е.Н. (т. 4 л.д. 127 - 130), Хачатрян М.Г. (т. 4 л.д. 132 - 135) и Хачатрян А.О. (т. 4 л.д. 136 — 139) получены с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона и являются недопустимыми доказательствами.

 

2. Согласно обвинительного заключения  в качестве вещественного доказательства проходит мобильный телефон «Texet», изъятый у Паранюка Ю.М., и заключение судебной компьютерно-технической экспертизы № 1740 от 28.10.2015, в ходе которой был исследован указанный телефон.

Упаковка поступившего для производства экспертизы телефона «Texet» существенно отличалась от упаковки, в которую данный телефон был упакован в ходе административного задержания Паранюка Ю.М. (отличия детально указаны в ходатайстве защитника от 31.01.2019).

Ввиду того, что не была обеспечена сохранность упаковки после изъятия телефона, заключение экспертизы, установившее определенный перечень информации в памяти телефона, не отвечает признакам достоверности и объективности, так как невозможно установить, кем и когда в телефон были внесены сведения, выявленные экспертом. 

 

3. Согласно обвинительного заключения в уголовном деле имеется справка об исследовании №1488 от 18.08.2015, заключение эксперта № 488 от 29.03.2016 и вещественные доказательства — четыре пакета с наркотическим средством, значащиеся изъятыми 18.08.2015 в ходе досмотра транспортного средства Паранюка Ю.М.

Данные доказательства также получены с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, заключающимися в:

- несоответствии упаковок наркотического средства, указанных в протоколе досмотра транспортного средства и в справке об исследовании № 1488 от 18.08.2015,                 

Протокол досмотра транспортного средства от 18.08.2015

Справка об исследовании №1488 от 18.08.2015

Пакеты с веществом белого цвета упакованы в полимерный пакет, горловина которого обвязана нитью и оклеена бумажной биркой с пояснительным текстом.

Упакованы в полимерный пакет темно-серого цвета горловина которого обвязана нитью, оклеенной бумажной биркой с оттиском круглой печати «Для пакетов № 1 УФСКН России по Ростовской области», пояснительным текстом и подписями участвующих лиц.

Количество упакованных пакетов с веществом белого цвета не указано

Четыре пакета с веществом белого цвета.

- составлении справки об исследовании № 1488 от 18.08.2015 в соответствии со ст. 6 Федерального закона № 114-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а не в соответствии с ч. 1 ст. 26.4 КоАП РФ в рамках возбужденного дела об административном правонарушении.

 

        4. Аналогичные нарушения допущены по делу при изъятии и производстве компьютерно-технической судебной экспертизы в отношении планшетного компьютера «Самсунг», изъятого у Паранюка Ю.М.

        Согласно заключению эксперта № 1739 от 22.09.2015 (т. 3 л.д. 6), планшетный компьютер поступил на исследование в полимерном пакете, перевязанном нитью, концы нити оклеены фрагментом листа бумаги с пояснительной надписью, подписями и оттиском печати «ФСКН России управление по Ростовской области Для пакетов № 0».

        Данная упаковка отличается от упаковки, в которую планшетный компьютер был упакован согласно протоколу досмотра транспортного средства - полимерный пакет, обвязанный нитью и оклеенный бумажной биркой с пояснительным текстом.

        В соответствии с протоколом досмотра при изъятии пакет не опечатывался и подписи на бумажной бирке участниками досмотра не выполнялись, в то время как при поступлении пакета на экспертизу на упаковке появились и оттиск печати, и подписи.

 

5. Неполнота и противоречивость исследований при даче заключений судебных химических экспертиз.

Для производства судебной химической экспертизы (заключение эксперта № 1521 от 20.08.2015 (т. 2 л.д. 28)) были представлены 12 свертков с веществом белого цвета.

Эксперт первоначально исследовала образцы веществ из 2-х свертков для установления их химической формулы.

Затем образцы из остальных 10-ти свертков сравнивала с образцами из 2-х свертков.

Между тем в заключении эксперта нет сведений, почему не исследованы одинаковым способом (методом) все 12 образцов из 12 пакетов.

Отсутствует обоснование, почему тип веществ в двух свертках возможно было установить только путем проведения химических исследований, а для установления типа веществ в десяти других свертках такие исследования не требовались.

        В описательной части заключения эксперт указала, что на хроматограммах экстрактов проб объектов №№ 1, 2 выявлен пик 1 - фенил - 2 — пирролидин — 1 — илпентан — 1 - он (альфа-пирролидиновалероферон (PVP)), идентифицируемый по времени удержания и масс-спектру, однако никакого подтверждения данному факту (пику) в заключении нет. Хроматограммы (их изображения или фотографии) к заключению не приобщены.  

В заключении отсутствуют сведения, каким образом эксперт пришла в выводу, что 1 - фенил - 2 — пирролидин — 1 — илпентан — 1 - он (альфа-пирролидиновалероферон (PVP)) является производным N – метилэфедрона. Химические формулы данных веществ в заключении не приведены, их сходство не установлено.

        Аналогичные нарушения допущены и производстве иных экспертиз по делу (заключения экспертов № 1521 и № 488).

        В деле имеются показания эксперта Устиной О.А. (т. 5 л.д. 210), которая не смогла объяснить, по какой причине ею в заключениях не указана химическая (структурная) формула наркотических средств и почему ряд веществ позднее изменили цвет и структуру (консистенцию).

        Указанные обстоятельства ставят под сомнение достоверность выводов эксперта.

        Кроме того, эксперт Устина О.А. отказалась отвечать на вопрос, пригодны ли к употреблению наркотические средства, которые поступили ей на исследование.

        Между тем, целью изготовления любых наркотических средств, является их употребление физическими лицами. Отсутствие достоверных сведений о типе веществ и пригодности их к употреблению человеком, не позволяют исследованные вещества признать наркотическими.

          

        6. При изъятии в ходе выемок у Слепцова А.В. и Калюжной В.А. посылок во всех случаях изъятые предметы не упаковывались и не опечатывались.

        Как следует из материалов дела, после выемок изъятые предметы направлялись для производства судебных химических экспертиз. При этом никакие процессуальные действия с предметами в промежутках времени между их выемками и передачей эксперту не производились.

        Однако, согласно заключениям экспертов изъятые в ходе выемок предметы поступали на экспертизы уже в опечатанном виде.

        6.1. Так, на основании протокола выемки от 19.08.2015 (т. 2 л.д. 14) у Слепцова А.В. изъято почтовое отправление, при вскрытии которого обнаружены 12 металлических конусов с полимерными пакетами с веществом светлого цвета. Изъятые при выемке предметы не упаковывались.

        Из заключения эксперта № 1521 от 20.08.2015 (т. 2 л.д. 28) следует, что объекты поступили на экспертизу упакованными в полимерный пакет, обвязанный отрезком нити, свободные концы которой заклеены между половинами фрагмента листа белой бумаги (бирки), на бирке имеется пояснительный текст.

        Отсутствие упаковки изъятых предметов при выемке и наличие упаковки при поступлении предметов эксперту свидетельствует, что состояние предметов в период между выемкой и экспертизой было изменено внепроцессуальным способом, то есть материалами дела не подтверждается идентичность предметов, изъятых у Слепцова А.В., и предметов, исследованных экспертом.     

         

        6.2. Согласно протоколу выемки от 01.09.2015 (т. 4 л.д. 38-39) у Калюжной В.А. изъято почтовое отправление, с находящимися внутри двумя пластмассовыми игрушками, в каждой из которых имелся полимерный пакет с веществом светлого цвета. Изъятые предметы не упаковывались и не опечатывались.

        Из заключения эксперта № 1604 от 02.09.2015 (т. 2 л.д. 48) следует, что объекты исследования доставлены упакованными в полимерный пакет, обвязанный нитью, концы которой заклеены между половинами фрагмента листа белой бумаги (биркой), на бирке имеется оттиск круглой печати «Для пакетов № 7/2» УФСКН по Ростовской области и пояснительный текст.

        Отсутствие упаковки предметов при их выемке и наличие упаковки на момент начала производства экспертизы указывают на отсутствие идентичности предметов, изъятых у Калюжной В.А., и предметов, исследованных экспертом.           

        Согласно показаниям свидетеля Калюжной В.А. (т. 5 л.д. 171) к ней домой приезжали сотрудники ФСКН, посмотрели посылку и забрали её в Ростов.

        Показания Калюжной В.А. противоречат протоколу выемки, так как до изъятия у Калюжной В.А. посылки данное почтовое отправление было сначала осмотрено сотрудниками ФСКН в жилище Калюжной В.А., а затем этими же сотрудниками увезено в Ростов.

        При таких обстоятельствах не является допустимым и достоверным доказательством протокол выемки посылки, которая до выемки была осмотрена сотрудниками ФСКН и находились в их распоряжении.

        

        6.3. Протокол выемки от 08.09.2015 (т. 4 л.д. 58-59) у Слепцова А.В. содержит сведения об изъятии почтового отправления с 11 металлическими капсулами, в каждой из которых находился полимерный пакет с веществом светлого цвета. Изъятые предметы согласно протоколу выемки не упаковывались.

        В соответствии с заключением эксперта № 1748 от 09.09.2015 (т. 2 л.д. 75), объекты исследования доставлены упакованными в полимерный пакет, обвязанный отрезком нити, концы которой заклеены между половинами фрагмента листа белой бумаги (биркой). На бирке имеется пояснительный текст.

        На имеющихся в заключении эксперта фотографиях упаковки зафиксированы подписи на бирке на момент начала экспертизы. Среди иных подписей имеется подпись эксперта, хотя в выемке эксперт не участвовал. Также на бирке имеется запись об изъятии пакетов в ходе обыска, однако у Слепцова О.В. производилась выемка, а не обыск.

        Сравнение содержания протокола выемки и заключения эксперта указывает, что для производства экспертизы поступили предметы, которые в ходе выемки у Слепцова А.В. не изымались, а были изъяты в ходе неустановленного обыска. 

 

        Перечисленные обстоятельства в своей совокупности указывают на следующие факты:

        -расследование уголовного дела произведено незаконно в отсутствие как процессуальных документов о передаче дела из одного следственного органа в другой, так и поручений руководителя следственного органа конкретным следователям о расследовании дела, без принятия следователями уголовного дела к своему производству;

        - уголовные дела возбуждены с явными нарушениями требований статей 144 - 145 УПК РФ;

        - нарушены положения уголовно-процессуального закона о задержании и экстрадиции, требования законодательства о языке судопроизводства;

        - доказательства по делу получены с грубыми нарушениями норм процессуального закона о порядке и процедурах их сбора;

        - в деле нет объективных и допустимых доказательств совершения Миненко В.А. действий, связанных с оборотом наркотических средств;

        - единственное указывающее на Миненко В.А. доказательство стороны обвинения - показания Паранюка Ю.М., является противоречивым, недостоверным и опровергается иными доказательствами;

        - отсутствует предмет преступления - наркотические средства.  

 

В соответствии с положениями ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ, согласно которым обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого, прошу вынести оправдательный приговор в отношении Миненко В.А.