Нечистые духом и сердцем

Нечистые духом и сердцем

Николай Каклюгин

Вторая часть выступления на судебном заседании 10.10.2019 г.

наказывают и обеспечивают общество от дальнейших покушений злодея на его спокойствие. В преступнике же острог и самая усиленная каторжная работа развивают только ненависть, жажду запрещенных наслаждений и странное легкомыслие.

Но я твердо уверен, что знаменитая келейная система достигает только ложной, обманчивой, наружной цели. Она высасывает жизненный сок из человека, энервирует его душу, ослабляет ее, пугает ее и потом нравственно иссохшую мумию, полусумасшедшую представляет как образец исправления и раскаяния. Конечно, преступник, восставший на общество, ненавидит его и почти всегда считает себя правым, а его виноватым. К тому же он уже потерпел от него наказание, а через это почти считает себя очищенным, сквитавшимся».

/Ф.М. Достоевский «Записки из мертвого дома», ч. 1, гл. I/

 

- «Как ни темна, как ни трудна

Жизнь россиян, как ни убога,

К Творцу есть просьба лишь одна,

Лишь об одном прошу я Бога:

 

Не дай такого, Боже мой,

Чтоб наша Русь, ругаясь матом,

Пошла по миру не с сумой,

А с самым лучшим автоматом».

/Н.А. Зиновьев «Молитва», из сборника стихотворений (1995)/.

 

    Первая цитата из великолепно описывающего всю суть арестантского мира, основные типажи, характерологические особенности подгрупп тех или иных осуждённых во времена великого классика мысли и пера Федора Михайловича Достоевского, а также тех, кто привёл их на скамью подсудимых и присматривающих за ними в местах заключения, его современников – она невероятно актуальна и по сей день в описании целей и задач, которые явно поставило перед собой сегодня современное российское Министерство внутренних дел совместно с органами прокуратуры и судами Российской Федерации, а также отчасти ФСИН России, прямо по Достоевскому: «Высасывать жизненный сок из человека (читай – гражданина Российской Федерации), энервировать его душу, ослаблять её, пугать её, а потом нравственно иссохшую мумию, полусумасшедшего представлять как образец исправления и раскаяния». В то время было так и чем всё закончилось – кровавым переворотом, названным красиво путчистами, отработавшими, как известно на деньги немецкого и американского капитала – Великой Октябрьской социалистической революцией. Абсолютно очевидно, что этими своими скоординированными действиями сегодня нашу Россию ведут семимильными шагами снова к этому страшному моменту.

    Тюрьма в преступнике развивает не смирение и терпение, а, снова обратимся к классике, «Запискам из мертвого дома» Ф.М. Достоевского: «Только ненависть, жажду запрещенных наслаждений и странное легкомыслие». Помножим то психологическое и духовно-нравственное состояние русского народа и иных, населяющих Российскую империю, народностей – куда более благоприятное и стабильное, не расшатанное почти тотальными пьянством, алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией (препараты типа «Лирика», «Тропикамид» и т.д.) в провинциальной молодёжной среде из групп риска, коих там подавляющее большинство сейчас – и мы получим критическую массу. Которая, кстати, отчасти скоро к 9 мая 2019 года выйдет по амнистии, которую собирается объявить наш Президент с подачи либеральной части общества. Когда никакой, предупреждающей их повторные правонарушения, с данным контингентом работы не проведено. Этот контингент лишь озлоблен до предела, поскольку многие из них сейчас посажены по абсолютно «липовым» статьям, типа ст. 228 ч. 1, 2, ст. 161, ч. 1, через ст. 30, покушение на преступление, а не само преступление. Это лишь пример этих статей УК РФ, их гораздо больше.

    Страну готовят к массовым протестным акциям в первую очередь сами же представители силового блока. И то, что мы видели в Москве, это лишь разминка, лишь жалкое их подобие. Это настолько очевидно, что остаётся лишь молиться. О чём и есть приведённая мной вторая цитата из стихотворения нашего современника, Николая Александровича Зиновьева: «Не дай такого, Боже мой, чтоб наша Русь, ругаясь матом, пошла по миру не с сумой, а с самым лучшим автоматом». Это как раз об этом. Не приведи Господи!

    Именно об этом я написал в своём заявлении на имя председателя Следственного комитета Российской Федерации Александра Ивановича Бастрыкина, направив его 19.07.2019 г. из СИЗО. Чуть позднее в формате открытого письма, 7 августа, оно было опубликовано на федеральном интернет-портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» под названием «Без вины приговорённые: кто усиливает протестные настроения в современной России» (см. здесь:

https://ruskline.ru/analitika/2019/8/2019-08-07/bez_viny_prigovoryonnye_kto_usilivaet_protestnye_nastroeniya_v_sovremennoj_rossii). Это и о моём деле и не только. Позволю себе процитировать фрагмент, значимый в свете сути моего выступления: «Основной идеей у местных силовиков в первую очередь, реализуемой уже который год как конкретные системные незаконные действия, прикрытые прокурорскими работниками и непроницаемой для взглядов извне судейской системой во главе с председателем Ростовского областного суда – организованные массово “посадки” либо рядовых наркоманов с МВД-шными закупщиками вместо [положенной им] чч. 1-2 ст. 228 по чч. 3-5 ПРИМ 228.1 через ст. 30 “Умысел на сбыт” как сетевых крупных наркодилеров [какими они на самом деле не являются], либо людей привлекают, закрывая поскорее по реальным наркоторговцам уголовные дела, добавляя невиновных в группу лиц, причастных к НОН (незаконному обороту наркотиков), либо сооружая совместно – оперативники-следователи [в связке] – под прикрытием той же прокуратуры по территориальности сфабрикованные абсолютно на пустом месте уголовные дела. Последний, описанный выше вариант, случай – мой. Плюс здесь нередко мотив – заказ определённых сил. Когда присоединяется к желанию увеличить поквартальные и ежегодные показатели по подразделению по раскрываемости особо тяжких преступлений, к которым относятся части 3, 4, 5 статьи 228 и 228.1 УК РФ, неважно умысел это или прямой сбыт, добавляется у “оборотней в погонах” ещё и желание банально заработать денег».

    Обращаясь к главе Следственного комитета России, дальше я продолжу. «Ситуация в Ростовской области в правоохранительных структурах требует полномасштабной проверки в части незаконно возбуждённых и доведённых до судебных процессов по существу, реальных сроков заключения, обвинительных приговоров уголовных дел по ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации. Это я вижу, исходя из общения с теми, кто населяет окружающие меня камеры, ходит рядом со мной на прогулки, перемещается на суды в автозаках. Это очевидно, исходя и из журналистских расследований по итогам обращения матерей пострадавших от террора ГУ МВД России по Ростовской области, полицейских в городах района.

     Так, в городе Новочеркасске массово возбуждаются дела о сбыте наркотиков по показаниям одних и тех же засекреченных свидетелей-наркоманов. Других доказательств вины следователи не требуют, не предъявляют, а судам того, что предлагают следователи – достаточно. Без дополнительных вопросов Новочеркасский городской суд штампует приговоры на 8-18 лет. Особо преуспел в фальсификации доказательной базы здесь основной поставщик сфабрикованных уголовных дел по этой статье в городе Новочеркасск – следователь Скрябин. На него работает закупщик, некто “Стас Пятёрочка”, по документам следствия засекреченный как “Павленко”. Как минимум, нашлось пять матерей, чьих детей засадил за решётку по фиктивным закупкам провокационного характера этот “Павленко”, ведомый следователем Скрябиным. Подробности об этом в материале “Ростовчанина отправили в тюрьму за торговлю марихуаной, основываясь лишь на показаниях «засекреченного» наркомана со стажем” (http://bloknot-rostov.ru/news/rostovchanina-otpravili-v-tyurmu-za-torgovlyu-mari).

     Другая история ещё более чудовищна. Мать, более двух лет боровшаяся за освобождение своего сына, снятие с него всех абсолютно незаконных обвинений, умерла от тяжёлого онкологического заболевания в начале июня 2019 года. Ко мне попало несколько её обращений, написанных в разное время практически во все возможные в России инстанции, министерства и ведомства, общественные советы при МВД России, Уполномоченному по правам человека при Президенте, самому Президенту России, Вам, уважаемый Александр Иванович [Бастрыкину, обращаясь к нему]. Никто её не услышал, как проигнорировали защитников-юристов, все их обоснованные доводы о незаконности уголовного преследования её сына, Миненко Виталия Анатольевича, 1977 г. р. в прошлом спортсмена, уже долгие годы проживающего сначала в Таиланде, а после с супругой и маленькой дочерью в Республике Доминикана. У них была своя туристическая компания, небольшая, но приносящая свой стабильный доход. Гром грянул в начале апреля 2017 года. Его самым наглым образом, не имея на то санкции Генпрокуратуры РФ, похитили, выкрали из Доминиканской Республики, вывезли в наручниках на Кубу. Оттуда самолётом же в Москву, в СИЗО, в апреле в шортах, майке и тапочках. И через неделю в Ростов-на-Дону, где он никогда в жизни не был. Сам родом из Хабаровского края, г. Советская Гавань. Вот как поясняет эту удивительную, но не удивляющую тех, кто вплотную столкнулся с “оборотнями в погонах” из Ростовской области и их высокопоставленными покровителями из ГСУ МВД России по РО и областной прокуратуры, ситуацию, ныне покойная, не выдержавшая всех этих испытаний, мать Виталия, Миля Степановна Миненко (Царствие ей Небесное!): “По лживой версии следователя, мой сын лично отправлял посылки с наркотиками в РФ, для этих целей он регулярно приезжал в КНР [Китайская народная республика]… /… /… Оказывается, что следователь объявил моего сына и незаконно возбудил уголовное дело против него, на основании сфабрикованного клеветнического оговора. У одноклассника моего сына Паранюк Ю.М., проживающего в г. Ростов-на-Дону, была изъята посылка, в которой находились синтетические наркотики. Чтобы вывести из-под удара настоящего поставщика наркотиков из КНР, Паранюк Ю.М., по инициативе следователя, назвал ему единственного своего знакомого, проживающего за границей, то есть, моего сына… /... /… Паранюк заявил, что мой сын, Миненко В.А., проживающий в Таиланде, регулярно отправляет ему посылки из Таиланда с “запрещёнными в РФ стероидами”, позднее он изменит показания и скажет, что в посылках должно было находиться “спортивное питание”… /… /… Однако, мой сын на момент задержания Паранюк не жил в Таиланде более полугода (прим. авт. – !!! это сразу рушит версию обвинения, но прокуратура приняла дело и передала в суд, это Первомайский район г. Ростова-на-Дону!!!). О чём Паранюк не мог знать. Данная ложь Паранюк Ю.М. могла быть проверена следователем или оперативником в течение одной недели, но они этого умышленно не сделали, ни разу, ни по прошествии 2-х лет”. [Цитата закончена].

    Два года провёл в СИЗО г. Новочеркасска, за тысячи километров от родных, Виталий Миненко. Невиновный абсолютно, и убитые горем родители, жена, друзья, соратники по казачьему движению (он много лет представлял в местах проживания “Союз казаков России и Зарубежья”) так и не смогли пока ему помочь, освободить из мест заключения. И это несмотря на то, что за эти годы позиции защиты, казалось бы, усилились многократно [цитата]: “Из почты России, запрос на которую был сделан лишь по прошествии 3-х лет, пришёл ответ, что никакие посылки Паранюк Ю.М. от Миненко В.А. не получал. Также пришли ответы от “Mail.ru”, Microsoft” и других, в которых однозначно сказано, что никаких сведений об общении Паранюк Ю.М. и Миненко В.А. у них не имеется”. Эти слова поясняют уже явно однозначно выигрышную позицию стороны защиты, что не могло быть поставок наркотиков у двух лиц без общения между собой. Однако же – это Ростов-на-Дону и одна из самых коррумпированных прокуратур в области, наряду с Пролетарской районной города, прокуратура Первомайского района г. Ростова-на-Дону [цитата]: “На сегодняшний день (прим. авт. – март 2019 года) абсурдное и лживое обвинение поддерживается прокурорским работником прокуратуры Превомайского района г. Ростова-на-Дону и ведётся судебное разбирательство районным Первомайским судом г. Ростова-на-Дону. По ходу данного разбирательства уже стало очевидным, что ведётся оно с ярко-выраженным обвинительным уклоном. Судья Ковалёв пренебрегает нормами УПК РФ. Выносит решения, не уходя в совещательную комнату, а сами решения зачастую противоречат существующему законодательству”.». Я просто провожу аналогию со своим делом, поскольку это очень напоминает то, что происходит сейчас со мной. «”Коллегия судей на обоснованную жалобу адвоката дала ответ, что до вынесения приговора никакие жалобы на действия судьи Ковалёва не будут рассмотрены… Масса процессуальных нарушений, которые игнорируются как судьёй, так и прокурорским работником прокуратуры Первомайского района Третьяковым… /… /… следователь во избежание международного скандала (прим. авт. – Виталий Миненко и Гражданин РФ, и гражданин Республики Доминикана, его обязаны были до экстрадиции провести через процедуры, согласованные с Генееральной прокуратурой РФ, но этого не сделали, следовательно – это похищение гражданина другого государства) [на что также не обратила внимания ни областная прокуратура, ни прокуратура Первомайского района г. Ростова-на-Дону] и, как следствие, последующего наказания всех причастных должностных лиц сфабриковал дело и передал его через лояльную прокуратуру Первомайского района в лояльный Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону… /… /… дело моего сына [это пишет мать Виталия] длится 3,5 года и в нём нет ни единого доказательства, при этом мой сын сидит в СИЗО уже 2 года!

    Куда я только не писала, всюду получаю ответы-отписки… /… /… Слуги народа, этот самый народ ни во что не ставят”. [Последнюю фразу я выделил жирным шрифтом, ещё раз повторю: «Слуги народа, этот самый народ ни во что не ставят». Я в прошлом заседании [см. стенограмму прошлого заседания здесь: https://ruskline.ru/analitika/2019/10/29/nechistye_duhom_i_serdcem] говорил о том, как мне плевали в лицо, можно сказать, своими отписками представители прокуратуры Пролетарского района и положили на это дело, собственно. И нисколько не стесняются. Я позже буду цитировать эти отписки. Вот отношение к нам, гражданам Российской Федерации, в Ростовской области. К нам налогоплательщикам, которые оплачивают, собственно, зарплаты и судьям, и прокурорам. И тем не менее они продолжают нам плевать в лицо]. И дальше, завершая это обращение, которое также проигнорировали, несчастная мать, так и не успевшая вновь увидеть на свободе своего сына, обнять вживую лично, потеряв его для себя навсегда, весной 2017-го, пишет то, что не оставит равнодушным любящего свою страну и свой народ гражданина, патриота, но те, к кому обращалась раздавленная горем, но живущая верой, надеждой и любовью Миля Степановна, к этой категории [видимо] не относятся, как и к людям вообще, спокойно существуя дальше и сажая невиновных, [эти люди] убивая попутно родных и близких [она написала]: “Я инвалид 1-й группы, онкологическая больная. Прошу вас принять личное участие, дать указание сверху, чтобы люди, творящие правовой беспредел и прочие бесчинства, одумались и исправили ситуацию. Со своей стороны я обещаю, что мой сын вернётся к своей семье в Доминиканскую Республику и не будет предъявлять никаких претензий к кому бы то ни было. Заранее Вам по-человечески благодарна!”. 2 апреля 2019 года был оглашён приговор Виталию Миненко: судья Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону Ковалёв В.М. при участии государственного обвинителя, помощника прокурора Первомайского района г. Ростова-на-Дону Третьякова Н.А. не внял никаким доводам стороны защиты и, полностью скопировав выдержки из обоснования обвинительного заключения подсудимого в рамках ч. 3 ст. 30 – п “г” ч. 5 ст. 228.1 УК РФ “Покушение на сбыт наркотических средств в особо крупных размерах”, приговорил его к 13 годам (!!!!!) заключения в колонии строгого режима. Абсолютно незаконно, необоснованно и несправедливо. 21.03.2019 г. мать Виталия Миненко ещё надеялась на благополучный исход расследования дела в суде первой инстанции, однако, подстраховалась и направила на имя директора ФСБ России, Президенту В.В. Путину, ещё в ряд адресов открытое обращение, в котором максимально полно и грамотно юридически обосновала все нарушения, допущенные оперативными сотрудниками, следователями, прокурорами и судьями в уголовном деле № 2016717186, возбуждённом в отношении её сына, Виталия. Её голос как голос тысяч российских матерей! Завершая этот очень серьёзный с точки зрения уголовного права аналитический труд, М.С. Миненко отметила особо: “Пора положить конец бесконечному произволу и правовому беспределу. Если не вы, то кто в нашей стране в силах противодействовать коррупционерам и нечистоплотным правоохранителям, порочащим органы государственной власти и подрывающим авторитет правоохранительной системы?”. Ответили ей молча – приговором её сыну – 13 лет колонии строгого режима за то, что к нему не имеет никакого отношения, к наркобизнесу, приговорили невиновного и 5 июля [2019 года] апелляционный суд приговор оставил без изменений.

     [8 августа 2019 года Виталий Миненко уехал в лагерь отбывать наказание].

    И это, по сути, приговор всей правоохранительной системе Ростовской области в целом. Его должны получить вышеуказанные руководители, а не Виталий Миненко! Почему это не происходит, бессовестные руководители системы отправки в СИЗО, колонии и тюрьмы НЕВИНОВНЫХ в регионе продолжают занимать свои посты, невиновные, осуждённые с их молчаливого согласия и на основании их отписок, отписок с их совести, в общем-то, садятся на долгие годы, отрываясь от семей, жизни, общества, работы на благо своего государства, детей, близких и родных, получая новые болезни, обостряя старые, погибая от тоски и одиночества, убивая себя, сживая со свету непониманием как такое происходит в их родном отечестве, гибнут их похороненные заживо несправедливыми приговорами матери, отцы, братья, сёстры, дети. А нелюди в погонах продолжают жировать, получать новые звания и должности, откармливать свою неблагочестивую родню, строить на нечестно заработанные на чужом горе деньги, “кровавые” деньги, себе яркую жизнь. Нет, так быть не должно! Этот обнаглевший от безнаказанности регион “оборотней в погонах” должен быть зачищен силами группы, [это я писал Бастрыкину, я просто цитирую, это не сейчас я говорю, это уже отправлено, это, я надеюсь, будет прочитано] силами группы, обязанной организовать массовую проверку из центрального аппарата Следственного комитета России!!!». Так я написал в своём обращении к главе СК России А.И. Бастрыкину. К нему лично в руки оно не попало, а было спущено вниз, сначала на СУ СК России по Ростовской области, а после – вообще на самый низовой уровень – в Следственный отдел по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК РФ по Ростовской области, где сидит не желающий с ноября 2018 года раскручивать клубок совершённых против меня преступлений следователь М.А. Азизов.

    Терпению народному, безусловно, есть предел. И если я, допустим, понимаю, за что, за какое своё рвение к правде нахожусь сейчас в местах заключения, и не стремлюсь, не желаю своей Родине, несмотря ни на что, бурных потрясений и смены действующего государственного строя, стараясь рассмотреть ситуацию объективно, находя в ней конкретные преступные элементы в системе правоохраны и правосудия, а также следственных органов и органов прокурорского надзора, некоторые (и их всё больше) рассуждают несколько иначе. Всё чаще на форумах после новостей о моём задержании, незаконных аресте, возбуждении и расследовании уголовного дела «по мою душу» появляются вот такие комментарии, которые можно было увидеть практически с первых новостей по моему делу. Как, например, этот, от 5 ноября 2018 года (далее цитирую):

    «Блекнут ужасы сталинизма, о которых, начиная с иуды Хрущёва и по сей день, воет спаянный русскоязычный антисоветский и антирусский кагал. Бесправие человека в РФ стало нормой угнетения коренных народов страны – дополнение к их политическому и экономическому угнетению. Деградация всех органов власти и безответственный беспредел разных силовиков – это один кошмар жизни РФ, начавшийся с кровавого октябрьского переворота 1993 года с помощью США и с внедрённой США конституцией оккупации всех сфер жизни народов России. О каком празднике единства 4 ноября может идти речь!? Это не праздник. Это торжество беззакония, в которое четверть века как во мглу и тлен погружена Россия. Так дальше жить – погибнуть Стране, русскому и другим коренным народам России».

    Безусловная крайность, но которая, увы, всё больше обретает почву под ногами из-за того беззакония, что плодит, к примеру, Главное следственное управление Главного управления МВД России по Ростовской области совместно с Ростовской областной прокуратурой и Ростовским областным судом.

    Взять моё обращение о незаконности оставления мне меры пресечения в виде заключения под стражу ещё на 3 месяца, которое «задним числом» решено не 6 августа 2019 г., как изначально судьёй и гособвинителем Вернигорой оговаривалось со стороной моей защиты, а на 2 недели ранее, 23 июля. Своё несогласие с данным незаконным решением, а также ещё с рядом решений судей Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону о сохранении мне меры пресечения с упованием на мою характеристику личности, видимо, асоциальной личности, с их точки зрения, тяжесть инкриминируемого деяния и тому подобное, я с приведением массы фактов, противоречащих данной ложной позиции, направил в виде заявления на председателя Ростовского областного суда Золотареву Елену Анатольевну 21 августа 2019 года. В день, когда и апелляционная жалоба на незаконность решения суда первой инстанции о том, что я остаюсь в СИЗО и дальше, несмотря на все мои болезни и положительные характеристики, была отклонена. Ответа на то моё заявление нет до сих пор. Хотя уже сроки истекли. В интернете уже успели его опубликовать. 14 сентября 2019 года оно размещено на сайте «Русская народная линия» под названием (со знаком вопроса) «В камере с грязным потолком без права на надежду?» (ссылка: https://ruskline.ru/analitika/2019/09/2019-09-14/v_kamere_s_gryaznym_potolkom_bez_prava_na_nadezhdu).

    Тем временем моё здоровье продолжает ухудшаться. На результатах УЗИ, которое было проведено в больнице МОТБ-19, выявлены выраженные нарушения функционирования и плотности ткани печени, её значительное увеличение, перегородка в желчном пузыре, множественные мелкие (песок) конкременты в обеих почках и на выходе из них, то есть, обострение мочекаменной болезни, некоторые сосудистые изменения в области головы. О том, что творят по медицинской части в системе областного ФСИН, я расскажу чуть позже. Забегая вперед, пока уточню, что не были до выписки из тюремной больницы 16 мая 2019 года, где я оказался с таким трудом, куда меня поместили через 3 месяца после моей второй длительной протестной голодовки, о которой нет ни слова в материалах дела, не были проведены консультации уролога и гепатолога, соответственно никакого лечения и поддерживающей терапии по этим направлениям там назначено не было. Консультация кардиолога в отношении имеющихся у меня после на тот момент двух отказов от приёма пищи выраженных перепадов артериального давления и сильной брадикардии (уреженного сердцебиения), периодических болей в сердце, периодически появляющегося отека левой ноги в МОТБ-19 проведена так и не была. Три раза за всё время пребывания в этой больнице лечащий врач Орлов зашел ко мне в палату, всего три раза за 17 дней, за 20 дней, в палату №7 психо-неврологического отделения! Хотя я должен был быть помещён в терапию, а оказался в психиатрическом отделении почему-то ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России. 13 мая 2019 г. зашёл [лечащий врач Орлов] ко мне третий раз, чтобы сообщить о том, что меня готовят к выписке и на этап обратно в СИЗО-3. Как выяснится позже, и это была ложь – официально я уже был выписан из МОТБ-19 08.05.2019 г., а выехал в СИЗО-3 лишь 16.05.2019 г. в куда более худшем состоянии, чем ехал туда.

    И сейчас мое самочувствие требует экстренной помощи! Но я не решаюсь проситься в эту больницу [пока СК России не проведёт зачистку тех преступников, что в прошлый раз поместили меня в угрожающие жизни и здоровью условия], потому что я переживаю, вообще выйду ли я оттуда живым, поскольку в прошлый раз там была верёвка на решётке, и до сих пор расследование не завершено, и неизвестно чем оно закончится. Все пытаются спустить это всё на тормозах. Нет никакого расследования. Не проведено ни прокуратурой Пролетарского района, ни областной прокуратурой, о чём я позже скажу.

    Ничего об этом нам не удалось документально сообщить судье Попову А.Е., чтобы аргументировано обосновать целесообразность изменения мне меры пресечения в виде заключения под стражу (а я нахожусь здесь уже почти 12 месяцев, 19 октября будет год, невиновный абсолютно, оболганный лидерами зонтичной для харизматичной, рожденной на Украине, секты «Царство Бога», светской организации в России – Национальный антинаркотический союз и связанными с ними лицами, ставшими основными лжесвидетелями обвинения, единственными, на базе которых, строилось обвинительное заключение, о чём ниже), нам не удалось это всё перевести на, как минимум, домашний арест, потому что были смещены сроки подачи нами материалов об изменении меры пресечения, с 6 августа [2019 года] на 23 июля [2019  года], соответственно, о чём мы не были извещены, о чём я уже говорил выше. Этот, я считаю, подлог совершили специально.

    Меня удивило противоречие, явное и однозначное, в установке постановления о продлении мне срока содержания под стражей за подписью федерального судьи Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попова А.Е. от 23.07.2019 г. Где судья указывает с одной стороны: «Выслушав мнение сторон, не входя в обсуждение вопроса в виновности подсудимого». Но при этом тут же: «Учитывая…/…/…обстоятельства инкриминируемого ему преступления, которое относится к категории особо тяжких, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, где возможно наказание в виде лишения свободы на длительный срок, что не исключает попытки скрыться, гарантии явки по вызовам при этом не усматривается». Судья сразу же не просто входит в обсуждение вопроса о моей виновности здесь, а, игнорируя установленное Конституцией Российской Федерации право на презумпцию невиновности, согласно которому (ст. 49 Конституции РФ) моя вина может быть доказана только решением суда, итоговым, без всяких промежуточных философствований, стал учитывать при своём решении незаконно, необоснованно инкриминируемую мне тяжелейшую часть 4 статьи 228.1 УК РФ. При этом я не проявил себя каким-то образом, который позволил бы судье Попову А.Е. усомниться, что я способен не явиться на судебные заседания, как-то их игнорировать и сбежать вообще неизвестно куда при этом. Тем более, он осведомлен о позиции меня и стороны защиты, моих родных, коллег и соратников, в том числе из депутатского корпуса Государственной Думы Российской Федерации, сенатора Российской Федерации, это Мизулина Елена Борисовна, которая обращалась непосредственно, что это дело однозначно сфабрикованное и заказное, а значит я сам заинтересован в максимально полном и всестороннем его расследовании в рамках данного судебного процесса. Соответственно, ни о какой попытке скрыться не может быть и речи.

    При этом с момента последнего судебного заседания о продлении/изменении мне меры пресечения прошло на тот момент, 23 июля [2019 г.] более 5-ти месяцев. За это время мой отец Каклюгин Владимир Борисович опубликовал в компьютерной сети «Интернет» видеообращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину (см. по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=pOG1eS4YEsE), в котором провёл параллели моей ситуации с подбросом наркотиков без отпечатков пальцев и ДНК на свёртке и внутри него с делом журналиста Ивана Голунова, и попросил о помощи. Резюмируя следующим образом: «Прошу дать опытного, квалифицированного следователя, специалиста, который мог бы разобраться в деле хотя бы на стадии суда, изобличить и заказчиков, и организаторов и подбросчиков наркотиков». В частности, эту новость распространила 19 июня 2019 года Российское информационное агентство «Новости» (https://ria.ru/20190619/1555694276.html?in=t).


Продолжение "Нечистые духом и сердцем" читать тут.